В огороде бузина, а в Киеве дядька. О странном определении Конституционного Суда

Ситуация с кадастровой оценкой и кадастровой стоимостью далека от справедливого разрешения. Нередко кадастровая стоимость значительно превышает рыночную стоимость, что влечет необходимость оплаты необоснованно завышенного налога.

И граждане в борьбе за эту справедливость идут в суд. И доходят до высших судебных инстанций в борьбе за эту справедливость. Вплоть до Конституционного Суда РФ. И случается, что именно эта высшая судебная инстанция защищает права граждан (когда все нижестоящие суды этого не смогли сделать. Не смогли, или не захотели).

Именно Конституционный Суд своим Постановлением от 11.07.2017 №20-П преодолел несправедливую норму пункта 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 №28 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости» и установил возможность взыскания судебных расходов по делам об установлении кадастровой стоимости, ранее Верховным Судом РФ у граждан отобранную (сейчас, правда, практика судов общей юрисдикции эту возможность существенно сократила, но то не вина Конституционного Суда).

Именно Конституционный Суд в своем Постановлении №10-П/2019 от 15.02.2019 г. по делу О.Назимовой сформулировал правовую позицию о возможности граждан оспаривать не только кадастровую, но и инвентаризационную стоимость.

Именно Конституционный Суд в своем Постановлении №13-П/2019 от 28.02.2019 г. по делу ООО «Парус» подтвердил право налогоплательщика уплачивать налог по той кадастровой стоимости, которая содержится в ЕГРН. Казалось бы, элементарный вопрос, однако всеми предыдущими судебными инстанциями налогоплательщику отказывали в таком праве.

Тем обиднее, что Конституционный Суд не защитил права граждан в деле А.Беловой (судя по мотивировке, Конституционный суд просто не разобрался в вопросе, поставленном на его разрешение). Определением Конституционного Суда от 27.02.20 г. №380-О отказано в принятии к рассмотрению ее жалобы на нарушение ее конституционных прав абзацем вторым части одиннадцатой статьи 24-18 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

Суть дела: Беловой принадлежит земельный участок. На смежном земельном участке находится коллектор — очистные сооружения (принадлежащие государству). При кадастровой оценке земельного участка Беловой сведения о нахождении на смежном земельном участке очистных сооружений оценщиком не были использованы и не учитывались. В результате кадастровая стоимость земельного участка Беловой оказалась завышенной. В судах общей юрисдикции Белова пыталась оспорить результаты кадастровой оценки, ссылаясь на недостоверность использованных в ходе этой оценки сведений о земельном участке и всех ценообразующих факторах (в частности на неиспользовании сведений о нахождении очистных сооружений на смежном земельном участке). Суды в ее иске отказали и Белова Ангелина Алеексеевна обратилась в Конституционный Суд, справедливо полагая, что неиспользование оценщиком в ходе кадастровой оценки полной и достоверной информации об объекте оценки и всех ценообразующих факторах, которая может и должна содержаться в информационных системах государства, повлекло недостоверное определение кадастровой стоимости принадлежащего ей земельного участка и нарушение ее прав.

Конституционный Суд в принятии жалобы Беловой А.А. к производству отказал. Но это было бы еще полбеды. Иногда Конституционный суд умеет так отказать, что это оставляет шансы на защиту нарушенных прав граждан.

В этом деле такого не произошло.

Ущербна, на мой взгляд, та мотивировка, с которой суд это сделал.

В обоснование своей позиции Конституционный Суд указал, что кадастровая стоимость определяется методами массовой оценки в связи с чем невозможен учет всех индивидуальных особенностей конкретного земельного участка, его потребительских качеств и экономической привлекательности; такой учет осуществляется при определении рыночной стоимости земельных участков. И, по мнению Конституционного Суда, заявительнице следовало воспользоваться этим механизмом — установлением в отношении принадлежащего ей участка рыночной стоимости.

Она пыталась добиться, чтобы при проведении кадастровой оценки ее земельного участка были использованы и учтены сведения о нахождении на смежном земельном участке принадлежащих государству очистных сооружений, а ей предложили за свой счет определять рыночную стоимость.

С такой логикой нельзя согласиться. Действительно, кадастровая стоимость определяется с использованием методов массовой оценки. И при использовании этих методов учет всех индивидуальных особенностей невозможен. Но сведения, которые содержатся в информационных ресурсах или должны там содержаться, об объекте недвижимости или иных ценообразующих факторах, должны быть учтены и использованы при проведении кадастровой оценки. Их неиспользование является ошибкой и должно быть исправлено при обращении с соответствующими заявлением заинтересованного лица. Требование вместо исправления ошибки проводить определение рыночной стоимости несправедливо.

В данном деле оценщик при проведении оценки не учел, что на смежном участке находятся очистные сооружения. Белова А.А. обратилась в суд с просьбой исправить это и учесть данную информацию. Все суды, в том числе и Конституционный говорят — «ничего страшного, вы можете за свой счет провести рыночную оценку».

Завтра оценщик не учтет, что ваш участок находится в охранной зоне ЛЭП или водоохранной зоне. По этой логике суды и Конституционный Суд ему тоже откажут в требовании исправить ошибку, скажут — «ничего страшного, нельзя учесть все индивидуальные особенности, но вы можете сделать рыночную оценку за свой счет.»

Огорчило меня это Определение Конституционного Суда. Тщательнее надо.

Кадастровая стоимость не должна быть выше рыночной. Потому что нельзя платить налоги с того, чего у Вас нет. Читайте меня теперь и на Яндекс Дзен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.