Как я оспаривал Методические указания о кадастровой оценке в Верховном Суде РФ

В статьях 389 и 401 Налогового кодекса закреплено, что общее имущество многоквартирного дома и земельный участок, находящийся под многоквартирным домом, не являются объектом налогообложения. Государство в лице федеральной власти как бы говорит гражданам, что они не должны платить налог за общее имущество многоквартирного дома и земельный участок под этим домом.

Но на деле граждане платят налог за эти объекты. Я попытался оспорить положения Методических указаний о государственной кадастровой оценке, которые позволяют облагать налогом объекты, выведенные из-под налогообложения. Что из этого получилось – читайте ниже:

Как же так происходит, что имущество, не являющееся объектом налогообложения, налогом все-таки облагается?

Налог на имущество граждан – региональный налог, поступает в бюджет региона, субъекта РФ. Поэтому регионы заинтересованы в максимальном сборе этого налога. И хотя федеральная власть говорит – не берите налог за общее имущество многоквартирного дома и земельный участок под этим домом, региональная власть кое где у нас порой налог за это имущество берет. В подчинении региональной власти находятся бюджетные учреждения, которые проводят кадастровую оценку квартир. При кадастровой оценке квартир используется сравнительный подход, который базируется на информации о недавних сделках с аналогичными объектами на рынке и сравнении оцениваемой недвижимости с аналогами. Методические указания о кадастровой оценке предполагают, что при определении кадастровой стоимости необходимо предварительно очистить объекты-аналоги, вычесть (элиминировать) из их стоимости стоимость иных объектов, которые не должны учитываться в конечном результате. Например, если при кадастровой оценке использован аналог – квартира с бассейном, то если стоимость бассейна предварительно не будет исключена из стоимости аналога, то в результате все квартиры будут оценены как будто также имеющие бассейн. Точно таким же бассейном при кадастровой оценке квартир должны являться и доля стоимости имущества многоквартирного дома и доля стоимости земельного участка. Они должны вычитаться из рыночной стоимости аналогов. Это вытекает из требований ст.ст.389 и 401 НК РФ. Должны вычитаться. Но не вычитаются. При кадастровой оценке квартир учреждения не очищают кадастровую стоимость этих квартир от доли стоимости общего имущества многоквартирного дома и доли стоимости земельного участка.

В результате кадастровая стоимость квартир, определенная в ходе кадастровой оценки включает в себя и долю стоимости общего имущества многоквартирного дома и долю стоимости земельного участка. И граждане вынуждены платить налог на эти объекты. Бюджетные учреждения, проделывая эту нехитрую операцию, пользуются неконкретностью, неопределенностью Методических указаний о государственной кадастровой оценке. И конечно как правило толкуют все в пользу регионального бюджета.

К сожалению, Методические указания не содержат никаких специальных правил, посвященных кадастровой оценке квартир. Нигде в Методических указаниях однозначно и недвусмысленно не закреплено, что при кадастровой оценке квартир необходимо очищать кадастровую стоимость этих квартир от доли стоимости общего имущества многоквартирного дома и доли стоимости земельного участка.

Буквально, в Методических указаниях содержатся следующие положения, которые используются бюджетными учреждениями при кадастровой оценке квартир:

  • в пункте 1.14 Методических указаний содержатся следующие правила: «При определении кадастровой стоимости ОКС исключается стоимость земельного участка на котором он расположен…При определении кадастровой стоимости ОКС не учитываются: прочие объекты, влияющие на стоимость ОКС, но не относящиеся к неотделимым улучшениям ОКС»;
  • в пункте 7.1.5. Методических указаний, посвященного сравнительному подходу, указано: «Необходимо учитывать, что стоимость коммерческих объектов, вовлекаемых в оборот (участвующих в сделке), помимо стоимости земельного участка и ОКС могут включать в себя стоимость объектов движимого имущества, отражать влияние предпринимательской деятельности и прочее. Примерные доли стоимости земельных участков, ОКС, движимого имущества и прочего приведены для целей Указаний в приложении №7»;
  • в Приложении №7 к Методическим указаниям содержится таблица, определяющая «Ориентировочные доли стоимости земельных участков, ОКС, движимого имущества и прочего». Для группы «многоквартирное жилье» указано, что доля земельного участка составляет 10-25%, благоустройство 35%. Имеется примечание к данной таблице, что «В таблице не учтены права на общедолевое имущество, расположенное внутри многоквартирного дома.»

И как же данные правила применяются бюджетными учреждениями?

В 9 регионах России в 2018 году впервые по новым правилам бюджетными учреждениями проводилась кадастровая оценка квартир. И бюджетные учреждения, используя одни и те же Методические указания, одни и те же правила, пришли к совершенно различным результатам. Только в Краснодарском крае при кадастровой оценке квартир вычитались и доля земельного участка и доля мест общего пользования многоквартирного дома. В Карачаево-Черкесской республике, Удмуртии, Чувашии, Пермском крае, Московской и Смоленской областях вычиталась лишь доля земельного участка в размере от 5,35 до 35 %. В Москве и Санкт-Петербурге при кадастровой оценке не вычитались ни доля земельного участка, ни доля мест общего пользования.

Поскольку мне не повезло и у меня квартира в Москве, то я вместе со всеми москвичами и петербуржцами оказался самым обездоленным, по сравнению с владельцами квартир в Чувашии, Удмуртии, Карачаево-Черкессии, не говоря уж о Краснодарском крае. Мы тут в своих столицах будем вынуждены платить налог и за места общего пользования и за земельный участок.

А поскольку такая ситуация стала возможной, как я полагаю, лишь из-за того, что указанные положения Методических указаний носят неконкретный, неопределенный характер и позволяют бюджетным учреждениям при проведении кадастровой оценки и определении кадастровой стоимости квартир не вычитать долю стоимости земельного участка и долю стоимости общего имущества многоквартирного дома из кадастровой стоимости квартиры, решил я эти положения оспорить. У нас в России 66 миллионов квартир, и если условно принять, что в каждой квартире проживает по 2 человека, то результаты такого оспаривания могут быть интересны практически всему населению страны.

Подготовка

Чтобы оспорить нормативный акт, нужно доказать, что твои права нарушены этим актом.

В 2018 году, как только в Москве были готовы промежуточные отчетные документы о кадастровой оценке, я подал свои замечания с просьбой исключить из кадастровой стоимости квартиры долю стоимости мест общего пользования и долю земельного участка. Замечания были отклонены.

После утверждения результатов кадастровой оценки я подал заявление об исправлении методической ошибки с просьбой исключить из кадастровой стоимости квартиры долю стоимости земельного участка и общего имущества многоквартирного дома. По результатам рассмотрения ГБУ было принято решение №34/19 от 26.03.2019 г. об отказе в пересчете кадастровой стоимости, из которого усматривается, что в ходе проведения кадастровой оценки бюджетным учреждением были приняты допущения, что стоимость доли земельного участкам в стоимости жилого помещения равна 0 и что стоимостью земельного участка и стоимостью общего имущества многоквартирного дома в стоимости жилого помещения можно пренебречь.

Также я скачал отчеты о кадастровой оценке регионов, в которых проводилась кадастровая оценка квартир в 2018 году и изучил практику элиминирования стоимости земельного участка и мест общего пользования из кадастровой стоимости квартир.

Подача искового заявления и борьба за его принятие.

Дела об оспаривании нормативных актов федеральных исполнительных органов подсудны Верховному Суду РФ. Ранее я никогда в Верховный Суд РФ по первой инстанции с подобными исками не обращался. Так что опыт был для меня совершенно новым. Составив административное исковое заявление в точном соответствии, как мне казалось, с требованиями статей 125, 209 Кодекса об административном судопроизводстве РФ (КАС РФ), 12 апреля я сдал его в канцелярию Верховного суда.

18 апреля получил по электронной почте определение суда об оставлении моего иска без движения и понял, что оспаривать нормативные акты министерств и ведомств, это вам не лобио кушать. Суд предложил мне уточнить – какое конкретно положение (абзац, предложение, слово и т.д.) пункта 1.14 Методических указаний и Приложения №7 нужно признать недействующим, каким положениям нормативных актов, имеющих большую юридическую силу, противоречит каждое оспариваемое положение и в чем заключается это противоречие, какие мои права и свободы нарушаются каждым оспариваемым положением и в чем это нарушение заключается. Мне казалось, что все это уже есть в моем иске, но суд хотел знать конкретно. Также суд в данном определении указал, что проверка конкретных правоприменительных действий при проведении кадастровой оценки не может быть проведена Верховным Судом в порядке главы 21 КАС РФ, поскольку подлежит проведению в порядке главы 25 КАС РФ (оспаривание результатов определения кадастровой стоимости).

Доработав иск с учетом требований о его конкретизации 25 апреля я сдал его в канцелярию суда. Вместе с иском я приложил сопроводительное письмо, в котором указал на ошибочность предположения суда о возможности проверки правоприменительных действий при проведении кадастровой в порядке главы 25 КАС РФ, поскольку в силу ст.248 КАС РФ предметом исковых требований, рассматриваемых в рамках этой главы могут быть либо установление кадастровой стоимости в размере рыночной, либо использование недостоверных данных об объекте оценки. При предъявлении требований с иным предметом иска суд в силу ч.2 ст.248 должен оставить заявление без рассмотрения.

29 апреля иск был принят к производству. Дело было назначено к судебному разбирательству на 20 июня на 10 ч. 30 м. Никакой подготовки дела к судебному разбирательству с участием сторон, как это предусмотрено ст.ст.132,135 КАС РФ, в Верховном Суде не проводилось. Уж не знаю, это только по моему делу, или вообще эта практика участия сторон в подготовке дела там не принята.

4 июня по электронной почте получил возражения на иск от Минэкономразвития. От Минюста ничего не получал, хотя в судебном заседании они суду свои возражения вручили (опять же не мне. Пришлось мне потом помощника судьи просить выслать их по электронной почте. Но это было уже после решения суда)

Судебное разбирательство

Накануне суда связался с помощником судьи – уточнил – каким образом могу проникнуть на судебное заседание. Получил ответ, что нужно явиться минут за 15 и меня проведут. В назначенное время был в Верховном Суде. Действительно, спустился секретарь судебного заседания и провел всех участников в зал.

В 10-37 судебное заседание было открыто. Дело рассматривала судья Назарова А.М. при секретаре Комиссаровой Н.Н. Участвовали – я, представители Минэкономразвития Антипова Ю.И., Дмитриева И.Г., представитель Минюста Попова Н.И., прокурор Степанова Л.Е.

Позиция и возражения Минэкономразвития мне были известны заранее, чего нельзя сказать о позиции Минюста и Прокуратуры. И хоть маленькая, но надежда у меня все же была, что они как-то встанут на защиту интересов граждан. Тем более, учитывая столь противоречивую практику кадастровой оценки в регионах. При декларируемом едином экономическом пространстве региональные ГБУ оценивают квартиры кто во что горазд. Но чуда не произошло – и Минюст и Прокуратура просили суд отказать в удовлетворении моих исковых требований.

В ходе судебного разбирательства я подал письменные пояснения по трем вопросам:

  • об экономических основаниях иска;
  • о несостоятельности доводов возражений Минэкономразвития;
  • о том, что само Минэкономразвития признает эти методические указания несовершенными.

Минюст подал свои возражения на иск (только суду, не мне). К сожалению, я не воспользовался своим правом заявить ходатайство об ознакомлении с данными возражениями и отложении судебного разбирательства для подготовки пояснений по их доводам. Хотя и мог бы.

Прокурор никаких письменных возражений, позиции не готовил.

В 12-30 суд отказал мне в иске и объявил резолютивную часть решения.

Решение суда, все процессуальные документы по делу, а также свою апелляционную жалобу я выложил на яндекс-диск и каждый может с ними ознакомиться и составить свою собственную позицию относительно необходимости вычитания доли стоимости имущества многоквартирного дома и доли стоимости земельного участка при кадастровой оценке квартир, относительно доводов Минэкономразвития и решения суда.

Все документы можно посмотреть и скачать здесь.

По таким спорам не предусмотрено кассационное обжалование, поэтому у меня лишь одна попытка изменить как мне кажется незаконное и необоснованное решение. В апелляции. Жалоба подана 18.07.

По данным ФНС в 2013 году граждане России заплатили 22 млрд. рублей налога на имущество, а в 2017 — 144,7 млрд. Семикратный рост за 5 лет. При этом вряд ли у граждан увеличилось в 7 раз количество имущества. Этот рост — результат введения налогообложения по кадастровой стоимости. И уплата налога за общее имущество многоквартирного дома и земельный участок под ним, включенных в кадастровую стоимость квартир, за объекты, которые государством не признаются налогооблагаемыми, не кажется мне законной. Если кто-то берет с нас деньги за то, за что мы платить не обязаны, мы говорим – мошенник. Если это делает государство, мы говорим – налогообложение.

Поделитесь ссылкой на статью в социальных сетях. Чем больше людей начнет задумываться о налогообложении квартир, о необходимости вычитания доли стоимости имущества многоквартирного дома и доли стоимости земельного участка при кадастровой оценке квартир, тем лучше. Чем больше сочтут такую практику незаконной, тем лучше. Чем больше начнут бороться за свои права, тем лучше. Может кто то найдет другой способ защитить свои права.

Ну и напишите в комментариях – что Вы думаете по этому поводу.

Кадастровая стоимость не должна быть выше рыночной. Потому что нельзя платить налоги с того, чего у Вас нет.
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.