Что сказал Конституционный суд РФ о возможности оспаривания инвентаризационной стоимости?

Конституционный Суд РФ 17 января рассмотрел в открытом заседании дело о проверке положения ст.402 Налогового кодекса РФ, которое позволяет по-разному рассчитывать налог на имущество физических лиц в разных регионах (исходя из инвентаризационной или кадастровой стоимости). 

В 2013 году мать троих малолетних детей Ольга Низамова купила на окраине Барнаула дом для ведения личного подсобного хозяйства. В 2016 году ей пришел налог на имущество в размере 47 572 руб. Налог был рассчитан исходя из инвентаризационной стоимости дома с применением высокого диапазона налоговых ставок. Добиться перерасчета налога Низамовой не удалось. Заявительница считает, что оспоренная норма противоречит части 2 статьи 6 Конституции РФ, согласно которой каждый гражданин на ее территории обладает всеми правами и свободами и несет равные обязанности. Она указывает, что при равных обязанностях налоговая нагрузка на равноценное имущество не может многократно различаться лишь в зависимости от региона нахождения имущества. Заявительница усматривает в этом нарушение конституционных принципов равенства, справедливости и соразмерности.

Интересны вопросы, которые судьи Конституционного суда пытались выяснить у представителей исполнительных и законодательных органов власти и те ответы, которые они получили:

Так, судья Гаджиев Г.А. поинтересовался целью введения законодателем «разброса» возможных ставок налога в Налоговом кодексе.

– На сленге юристов есть такое понятие – «ножницы», – рассудительно начал он. – Я имею в виду эти самые «ножницы», которые создаются с помощью вот этой дробности – от 0,1% стоимости налоговой базы до 2%, то есть возможное двадцатикратное превышение максимальной ставки над минимальной. Является ли целью этого введение налога на роскошь? И можно ли отнести дом, в котором проживает заявительница, по своим показателям к тому объекту, к тем пороговым показателям, когда начинается введение налога на роскошь?

Представитель Госдумы в КС Марина Беспалова, уклонившись от оценки барнаульского дома, пояснила, что «ножницы» вводились прежде всего для сбалансированности бюджетов регионов в зависимости от того, что территории разные, с разной застройкой и разной экономической составляющей, а также в интересах защиты нуждающихся в этом слоев населения.

Следующий вопрос Гаджиев адресовал Андрею Клишасу: не создаются ли риски, что исполнительная власть некоторых субъектов РФ может нарушать принцип равного налогового бремени, используя возможность устанавливать различные методики расчета, использовать различные базовые цены для применения повышающих коэффициентов?

– Я, наверное, соглашусь, что злоупотреблять такими полномочиями органы власти могут! – неожиданно заявил Клишас. – Но эти коэффициенты законодатель устанавливал, исходя из того, что территории РФ имеют различный уровень социально-экономического развития.

– Если позволите, еще вопрос, – не отступал Гаджиев. – Вот понятие «роскошный дом» при действующей системе налогообложения – является ли оно единым для города Москвы, Санкт-Петербурга, города Сочи и для всех остальных регионов?

– Я думаю, конечно, нет! Абсолютно нет! – покачал головой Клишас.

– А нет ли тут противоречия с принципом равенства налогообложения?

– Я думаю, что нет, потому что опять же и уровень жизни в субъектах Федерации, уровень доходов населения средний, уровень заработных плат очень сильно в РФ зависят от экономического развития территории, и стоимость недвижимости в том числе.

– У меня есть вопрос! – вступил в диалог с участниками заседания Валерий Зорькин. – Когда мы смотрим статью 406 Налогового кодекса «Налоговые ставки», мы видим, что эти налоговые ставки исчисляются по-разному в зависимости от того, о какой стоимости идет речь – о кадастровой или инвентаризационной. Чем руководствовался законодатель, когда вводил вот эту дифференциацию?

Отвечать взялся Михаил Кротов.

– Я думаю, что исходной посылкой было то, что инвентаризационная оценка – это оценка, которая была принята в советский период исходя из бухгалтерской балансовой стоимости. Затраты, которые были произведены на возведение объекта, они и являлись инвентаризационной оценкой, после чего происходила каждый год амортизация данного объекта, изменение инвентаризационной стоимости вследствие его эксплуатации. Поэтому инвентаризационная стоимость, если мы берем данное дело, на 2013 год для многих объектов могла быть равна практически нулю. Поэтому и ставка в данном случае имела большую дифференциацию.

– Не складывается ли впечатление, что законодатель ориентировался на то, что по общему правилу инвентаризационная эта вот стоимость – она меньше кадастровой? – уточнил Зорькин.

– Так я же и сказал об этом – что та цифра, которая приведена заявительницей, не является реальной кадастровой оценкой! – воскликнул представитель президента. – Кадастрирование не было проведено! Если бы оно было проведено, я сомневаюсь, что ее дом был бы оценен в эту сумму. Как минимум раза в три-четыре больше.

Видеозапись заседания суда можно посмотреть здесь 

Что же решил Конституционный Суд?

В своем Постановлении №10-П/2019 от 15.02.2019 г. Конституционный Суд  подробно описал ситуацию, когда в различных регионах РФ, в зависимости от расторопности местных властей, применяются по сути 2 различных процедуры определения налоговой базы по налогу на имущество физических лиц — исходя из инвентаризационной стоимости имущества или из его кадастровой стоимости. Конституционный Суд подробно описал различия в подходах, различия в определении налоговой базы, различия в налоговых ставках в зависимости от примененной базы. Суд констатировал, что инвентаризационная стоимость, как правило, значительно ниже кадастровой или рыночной стоимости. И из-за этого к инвентаризационной стоимости применяются налоговые ставки, которые значительно выше налоговых ставок, применяемых при кадастровой стоимости.

Суд указал, что независимо от того, какая налоговая база применяется в том или ином регионе (кадастровая или инвентаризационная стоимость), это не должно приводить к тому, что бы граждане, обладая сопоставимым по рыночной стоимости подлежащим налогообложению имуществом, оказывались бы лишь из-за этого обстоятельства в существенно различном положении применительно к размеру налоговой обязанности. То есть простым языком — размер налога за примерно одинаковые объекты недвижимости не должен различаться, какая бы налоговая база не использовалась — инвентаризационная или кадастровая стоимость.

Суд указал, что действующим законодательством не предусмотрен механизм установления инвентаризационной стоимости в размере рыночной.

Также суд указал, что зачастую кадастровая стоимость имущества определяется и в тех регионах, которые еще не приняли решения о переходе на налогообложение исходя из кадастровой стоимости.

Также суд констатировал, что иногда бывает, что размер налогового бремени конкретных налогоплательщиков, исчисленный исходя из инвентаризационной стоимости объекта налогообложения, может оказаться существенно, а иногда и, как  в деле заявительницы, многократно, большим, чем исчисленный из кадастровой стоимости этого объекта недвижимости. В таких случаях для недопущения существенного (во всяком случае – в два раза и более) различия в размере налога на имущество физических лиц (в отношении одного и того же объекта налогообложения за один и тот же налоговый период) в зависимости от разных показателей налоговой базы (инвентаризационной и кадастровой стоимости), а также соответствующих им размеров налоговых ставок, т.е. для недопущения ситуаций, свидетельствующих о несправедливом налогообложении имущества граждан, Конституционный суд РФ предлагает исходить из того, что, если применительно к конкретному налогооблагаемому объекту недвижимости уже установлена кадастровая стоимость, хотя она еще официально не используется в субъекте Российской Федерации для целей налогообложения, в качестве приемлемого правового инструмента может рассматриваться применение такой стоимости с учетом соответствующего размера налоговой ставки. Если же кадастровая стоимость конкретного объекта недвижимости не определена, это не исключает применения взамен нее для целей налогообложения (по решению налогового органа, а при наличии спора – суда) рыночной стоимости соответствующего объекта.  

Практически это означает, что Конституционный Суд РФ предлагает  обладателям объектов недвижимости, если их жизненная ситуация похожа на ситуацию заявительницы в деле (т.е размер налога, исчисленного из инвентаризационной стоимости превышает (многократно, в 2 раза и более) размер налога, который был бы исчислен из кадастровой стоимости) обращаться с заявлением в налоговые органы с просьбой применить для налогообложения кадастровую стоимость (если она для объекта недвижимости определена) или рыночную стоимость по результатам рыночной оценки. А если налоговые органы не согласятся — то в суд. 

Текст Постановления Конституционного Суда РФ можно посмотреть здесь.

После решения Конституционного суда алтайцы потянулись в налоговую инспекцию за пересчетом налогов. Одна многодетная мать сделала это возможным для многих.

Если статья понравилась — поделитесь в соцсетях. Кнопки ниже.

Кадастровая стоимость не должна быть выше рыночной. Потому что нельзя платить налоги с того, чего у Вас нет.
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.